• Белгородская область вошла в пятерку лидеров   по показателю человеческого развития

Белгородская область вошла в пятерку лидеров по показателю человеческого развития

26.12.2016

Аналитический центр (АЦ) при правительстве РФ представил очередной доклад о человеческом развитии в России. Центральной темой нового, 19-го доклада, стал комплексный анализ и адаптация для России целей устойчивого развития ООН, принятых для всех стран мира на 2016‑2030 годы.

Подготовленная экспертами Аналитического центра при Правитель­стве Российской Федерации краткая версия доклада дает возможность в емкой, наглядной и доступной форме оценить выгоды и перспективы, которые открывают «17 целей устойчивого развития ООН» для будущего нашей страны. Как заявили авторы доклада, они посмотрели на эти цели глазами обычного человека, которого волнует благосостояние своей семьи, возможность найти достойную работу, получить качественное образование и квалифицированную медицинскую помощь в современной, хорошо оборудованной поликлинике или больнице, сохранить красоту природы. Ведь именно эти, про­стые, но такие важные для всех нас вещи станут доступными, если цели устойчивого развития, предложенные ООН реализуются.

Для такой работы нужны ориентиры в мировой практике. В рамках данного доклада авторы имели возможность выбрать из массы индикаторов ООН те, которые важны для России (и подда­ются статистическому и качественному анализу). Но поскольку приблизиться к наилучшим показателям развитых стран, после тяжелых 1990 х годов и в условиях несовершенства институтов рынка и государства, а также низких цен на экспортные товары вряд ли достижимо, прогресс в России оценен с учетом общих сдвигов в мире. Авторы использовали дополнительный ориентир для удобства представления конкретных материалов по большинству направлений анализа. Для опоры были взяты средние показатели той группы стран, к которой обычно относят Россию международные организации — «высшая средняя группа». В качестве системных индикаторов использовались так­же социально-экономические параметры стран со средним уровнем развития (в первую очередь, Испании и Польши). Испания имеет довольно высокий уровень развития, вполне достижимый для России в обозримом будущем, а Польша стартовала приблизительно с того же уровня и развивает­ся в Евросоюзе намного удачнее большинства стран, особенно стран бывшего социалистического лагеря. Эти два государства имеют свои проблемы и факторы развития и не являются образцом для подражания, но многие их показатели вполне могут быть использованы в качестве ближай­ших ориентиров для России. Ниже мы публикуем несколько отрывков из доклада, посвященных наиболее актуальным темам.

Мир без нищеты.

Цель имеет огромную важность в боль­шинстве развивающихся и ряде развитых стран, особенно в тех, где наблюдается большое неравенство. В России как среднеразвитой стране абсолютная мо­нетарная бедность невелика, причем в период с 2000 по 2015 год произошло значительное снижение ее уровня с 29,0 % до 13,3 %. Самое существенное падение уровня бедности наблюдалось с 2000 по 2007 год. При абсолютной монетарной методологии измерения бед­ности этот факт являлся естественным результатом увеличения реальных денежных доходов населения в период экономического роста.

Но в ходе экономического спада 2015‑2016 годов произошло увеличение бедности по ряду показате­лей в относительно бедных регионах. Наблюдается снижение реальных денежных доходов населения, что привело к росту уровня бедности до 13,3 % в 2015 году, что выше показателей, наблюдавшихся в период с 2009 по 2014 год. Это означает, что резуль­тат борьбы с бедностью, достигнутый за последние 8 лет, во многом потерян.

Согласно методологии, принятой в европейских странах, уровень относительной бедности можно оценить на основе медианного дохода. В России уровень относительной монетарной бедности, харак­теризуемый долей населения, имеющего денежные доходы ниже половины медианного дохода, составил в 2015 году 18,2 %. В 2014 году уровень относительной монетарной бедности в России был выше, чем в пода­вляющем большинстве стран ОЭСР, включая Польшу (10,5 %) и Испанию (15,9 %), причем это превышение весьма существенно.

Различия между российскими регионами в уров­не крайней бедности также велики: доля крайне бедных домохозяйств в общей численности бедных варьировалась в 2015 году от 9,2 % в Тверской области до 25,3 % в Республике Тыва.

Для преодоления нищеты в России необходимо достижение баланса между категориальной и адрес­ной системами социальной поддержки. Полный отказ от категориальной системы в стране с населе­нием свыше 140 млн чел. невозможен, однако широ­кое применение адресных принципов социальной защиты, предусматривающих концентрацию усилий на беднейших слоях населения, на современном этапе социально-экономического развития становит­ся императивом. При этом относительная экономия бюджетных средств, возникающая при введении адресности (порога нуждаемости), должна направ­ляться на рост объема социальной поддержки для наиболее нуждающихся получателей.

Необходимо обеспечить увеличение объема социальной поддержки семей с детьми, как группы, имеющей высокие риски абсолютной монетарной бедности. А для усиления эффективности адресной социальной поддержки необходимо продолжить совершенствование программ государственной соци­альной помощи на основании социального контрак­та, в том числе расширить направления указанных программ, а также повысить охват данными про­граммами нуждающихся групп граждан.

Для повышения доступности данных для мо­ниторинга прогресса в сфере снижения бедности и преодоления нищеты необходимо создать единую информационную систему социального обеспечения, содержащую сведения о доходах, имуществе и соста­ве домохозяйств получателей помощи.

Качественное образование

Цель для России актуальна, хотя проблема обеспечения доступа к образованию стоит в нашей стране не так остро. Одна из задач, стоящих перед Российской Федерацией, связана с обеспечени­ем к 2030 году (для всех женщин и мужчин) равного доступа к недорогому и качественному професси­онально-техническому образованию. Для высшего образования стоит задача повышения качества и со­ответствия нуждам экономики.

96 % россиян имеют образование не ниже полного среднего, что значительно выше среднего показателя по странам ОЭСР (75 %) и странам БРИКС (по данно­му показателю Россия более чем в 2 раза опережает Бразилию и более чем в 4 раза — Китай). Лидирует наша страна и по доле взрослого населения (в воз­расте 25‑64 лет) с третичным образованием — 58 % (в среднем по ОЭСР данный показатель составляет 36 % и около 30 % по странам «Большой двадцатки»).

Доля населения России с высшим образованием продолжает расти, что является вызовом не только для самой сферы образования, но и для российской экономики в целом, а также определяет важность задач перепроизводства дипломированной рабочей силы и занятости на рынке труда. Что касается моло­дежи, то по охвату высшим образованием мужского населения в возрасте 25‑34 лет Россия уступает пяти странам мира: Республике Корея, Норвегии, Японии, Нидерландам и США, а по охвату женского населе­ния — только Норвегии и США.

Несмотря на снижение удельного веса занятых, не имеющих профессионального образования, доля занятых в России, получивших только общее обра­зование, остается высокой (в 2015 году — более 23 %). При этом в 2016 году более 44 % населения страны, за­нятого в отраслях экономики, имело среднее профес­сиональное образование. Ожидается, что к 2030 году доля населения с высшим образованием, занятого в отраслях экономики, составит более 40 %.

В целом в России в сфере образования наблюда­ется ряд положительных изменений, однако сохра­няются отдельные проблемы, которые указывают и на снижение потенциала системы образования:

- для России остается актуальным повышение качества образования (чтобы каждый мог достигать признанных и поддающихся оценке результатов обучения), включая разработку современных учебных материалов и актуаль­ных программ обучения;

- задача гендерного равенства (доступности) в системе школьного образования решена, что указывает на необходимость перехода на но­вый уровень реализации задач, связанных с совершенствованием содержания и форм обучения;

- несмотря на то, что за последние 5 лет чис­ленность детей и подростков (в возрасте 7‑17 лет), не обучающихся в образовательных орга­низациях, снизилась почти в 1,5 раза, среди них остается высокой доля тех, кто выбыл из 5‑9 классов, не окончив 9 класс;

- задача формирования современных, востре­бованных рынком навыков, особенно навыков будущего, для молодежи и взрослых остается не решенной, связанной, в том числе, с разра­боткой системы оценки навыков;

необходимо также принимать во внимание огромное разнообразие нашей страны и со­блюдать баланс между регионами с учетом различий в уровне их финансовой обеспе­ченности и с целью достижения глобальных (на уровне целого государства) показателей.

Достойная работа и экономический рост.

Для реализации данной цели в России можно обозначить примерные реалистичные и жела­тельные границы для основных макроэкономических показателей на перспективу до 2030 года. В рамках «ускоренного восстановления» в период 2017‑2020 го­дов при благоприятных внешнеэкономических условиях и умеренном росте цен на нефть, сопрово­ждаемых предсказуемостью бюджетной политики и смягчением денежно-кредитной политики (сниже­нием процентных ставок), будут создаваться условия для повышения предпринимательской уверенности, постепенного восстановления спроса на кредиты со стороны предприятий и оживления инвестицион­ного спроса. Предполагается, что рост цены нефти и повышение доступности кредитования позволят переломить отрицательную динамику потребитель­ского спроса. Как следствие, российская экономика уже в 2017 году выйдет на слабоположительные тем­пы роста и ориентировочно в 2019‑2020 годах сможет вернуться к уровню 2014 года. Среднегодовые темпы роста ВВП в 2020‑2030 годах в условиях стимулиру­ющей бюджетной и денежно-кредитной политики и при отсутствии новых потрясений оцениваются на уровне 3,4‑3,6 %, а к 2030 году могут достигнуть 4,0 % в год.

Ключевым параметром, от которого зависят темпы экономического роста и технологическая модернизация экономики страны, является нако­пление. По этому показателю Россия существенно отстает от многих стран с переходной экономикой и развитых стран. В 2014 году валовое накопление в России составило 21,1 % ВВП, тогда как, например, в Индии — 31,6 %, в Китае — 46,2 %. На первый взгляд, многие развитые страны (например, страны Евросо­юза — в среднем 19,3 % в 2014 году) расходуют на на­копление примерно такую же долю ВВП, однако эти показатели рассчитываются в национальной валюте, а прямое сопоставление данных в национальной валюте будет некорректным в силу искажающего влияния соотношения цен на продукцию конечного потребления и инвестиционные товары. В сравнимой оценке в долларах США будет очевидным значитель­ное отставание России от многих развитых стран.

По показателю ВВП на душу по ППС Россия может к 2030 году достичь нынешнего уровня Италии и Ре­спублики Корея — около 35 тыс. долл. на душу в год. При реализации менее оптимистичного сценария развития Россия выйдет на уровень душевого дохода лишь в 29‑30 тыс. долл. на душу в год, которого на данный момент достигли такие страны, как, на­пример, Словакия, Словения или Португалия. Личное потребление по ППС (при снижении численности населения и ежегодном росте реального ВВП на уров­не 2,5‑4 %) может вырасти с 13,5 тыс. межд. долл. в 2015 году до 15,5‑19,5 тыс. межд. долл. в 2030 году.

В среднесрочной перспективе бюджетные рас­ходы на человеческий капитал, если и не будут сокращаться, то вряд ли значительно вырастут. Постепенного увеличения государственных расходов на здравоохранение и образование стоит ожидать не раньше чем в 2018‑2019 годах. В случае умеренного восстановления экономики России (среднегодового роста ВВП на уровне 1,8‑2,0 %) бюджетные расходы на человеческий капитал достигнут к 2030 году 8 % ВВП. Уровень частных и государственных инвести­ций в человеческий капитал будет по-прежнему значительно уступать параметрам развитых стран.

Сокращение неравенства.

Данная Цель важна тем, что неравенство, существующее в стране, структурно форми­рует общество и, соответственно, экономику в це­лом. Неравенство в России — одна из характерных проблем, важная еще и потому, что в период роста экономики страны неравенство не только не умень­шалось, но и увеличивалось. Доля верхнего квинтиля в распределении доходов фактически не изменилась с 1999 года, как и структура распределения в целом. Очевидно, что денежные доходы при этом вырос­ли: если в 2009 году 45 % населения получали доход 15 тыс. руб. и выше, то в 2015 году верхние 45 % насе­ления были обеспечены доходом более 25 тыс. руб. в номинальном выражении. При этом доля населения с доходом менее 5 тыс. руб. в месяц снизилась значи­тельно — с 12,2 % в 2009 году до 2,4 % в 2015 году.

Для экономики России также характерно реги­ональное неравенство — средние доходы самого бедного в федеральном округе населения (то есть населения, принадлежащего к первой 20-процентной доходной группе в бедном регионе) и самого богатого (принадлежащего к пятой 20-процентной доходной группе в богатом регионе) различаются в среднем в двадцать раз. Очевидно, что в данном контексте понятия «бедный» и «богатый», используемые для сравнительного анализа доходов населения, распре­деленного по 20-процентным доходным группам в разрезе регионов и федеральных округов, имеют относительное значение и отличаются от уровня бед­ности, измеряемого на основе текущего соотношения цен и доходов.

Заработная плата в Российской Федерации явля­ется ключевой компонентой денежных доходов насе­ления. За последние 15 лет заработная плата по всем децилям (10-процентным группам) выросла, причем заработная плата у нижних децилей росла более чем в три раза быстрее заработной платы у наиболее богатых (девятой и десятой) 10-процентных групп работников.

В отношении внутреннего социального неравен­ства важно иметь в виду, что оно не исчезает само собой при экономическом росте и требует специаль­ного внимания. Рост бедности в условиях рецессии является тревожным признаком — и без сокращения бедности проблему неравенства не удастся решить. Высокое неравенство ограничивает потребительский рынок и сдерживает внутренний спрос. Сокращение неравенства необходимо учитывать в стратегиях развития страны (по примеру Китая). В России после трансформации сложилась очень высокая ригид­ность социальной структуры, но эту проблему пора начать обсуждать на предмет смягчения ситуации в будущем.

Характер неравенства в мире определяется исто­рическими факторами, которые ряду стран удает­ся преодолеть с помощью интенсивного развития (Китай и Индия) на базе институтов, адекватных сложившейся структуре экономики. В этом отно­шении России важно закрепиться в группе стран, активно приближающихся к ведущим странам мира не только по уровню ВВП на душу населения, но и по качественным показателям развития: ин­ституты, технологии, качество жизни. Судя по опы­ту 2000‑2015 годов с довольно высокими темпами роста в первой половине периода, сближение стран по уровню развития вполне возможно в середине та­блицы стран, но в целом наблюдается «разбегание» самых богатых и самых бедных.

Сокращение неравенства внутри стран и между ними

А вот как распределились места областей ЦФО во всероссийском рейтинге, составленном на основании Индекса человеческого развития в регионах России по расчетам авторов доклада по итогам 2014 года

5 Белгородская область

13 Липецкая область

14 Курская область

18 Ярославская область

22 Воронежская область

29 Московская область

33 Калужская область

34 Тамбовская область

35 Рязанская область

38 Орловская область

47 Тульская область

52 Костромская область

54 Смоленская область

63 Владимирская область

64 Тверская область

69 Брянская область

77 Ивановская область


Автор:  Владимир БЕЗВЕРХИЙ


(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений