• Есть ли у России пропуск в завтра?

Есть ли у России пропуск в завтра?

15.08.2016

 Пока у нас хорошо получается изобретать, но не разрабатывать

Как неоднократно заявлял выдающийся российский ученый, нобелевский лауре­ат Жорес Алферов, основ­ная проблема отечествен­ной науки отнюдь не низ­кое финансирование, а пре­жде всего невостребован­ность результатов научных исследований экономикой и обществом. Почему же при острой необходимости в пе­реходе на инновационный путь развития Россия в тече­ние уже длительного време­ни топчется на месте, теря­ет драгоценное время и ни­как не может преодолеть ин­новационный рубеж?


Вам нужно молоко без коровы!

Вышеозначенный вопрос на пленарной сессии в рамках Петербургского между­народного экономического форума 2016 года, модератором которой выступал Гер­ман Греф, был поставлен очень жестко – «Технологии – пропуск в завтра. Изменись или умри». И, пожалуй, столь же откровен­ным на сессии, самым главным, самым интересным и самым полезным для нас было выступление на сессии профессо­ра Массачусетского технологического ин­ститута (MIT) Лорена Грэхема. Его мне­ние весомо еще и потому, что среди всех технических вузов в мире Массачусетский технологический институт занимает веду­щее место. Речь американского профес­сора была выслушана в полной тишине. Свое выступление на ПМЭФ-2016 Лорен Грэхем начал так:

– Задам смелый вопрос: «Почему Рос­сия извлекла недостаточно много выгоды из гениальных работ своих ученых и ин­женеров?» Прежде всего, скажу, что про­должает расти разрыв между компания­ми, государствами, которые пожали пло­ды четвертой индустриальной революции и которые этого сделать не смогли. Реаль­ность состоит в том, что Россия – это одна из тех стран, которые однозначно не смог­ли пожать плоды четвертой промышлен­ной революции. Маленькая Швейцария каждый год экспортирует гораздо боль­ше высокотехнологичных продуктов, чем Россия, в пересчете по курсу доллара. По­следний раз, когда я проверял, Швейца­рия экспортировала в 3-4 раза больше. У России огромное количество творческих научных сотрудников. Но почему с таким количеством ученых Россия не может из­влечь экономическую выгоду из результа­тов этих исследований?

На мой взгляд, ключ к ответу лежит в разнице между изобретением и иннова­цией...

Противоречие и странность состоит в том, что у русских получается изуми­тельно изобретать и очень плохо – зани­маться инновациями. Позвольте привести вам несколько примеров. Русским ученым принадлежат две Нобелевские премии в области разработки лазерных техноло­гий. Но сейчас нет ни одной российской компании, которая занимала бы сколь- нибудь значимое место на рынке лазер­ных продуктов и технологий.

Электрические лампочки изобрели до Томаса Эдисона в России. По сути, Томас Эдисон вообще позаимствовал эту идею у Яблочкова, русского ученого. Но этот ры­нок захватили американские компании. И никакая российская компания с ними не стала конкурировать.

Попов, русский ученый, пе­редавал информацию по радио­волнам до Маркони. Но сегодня у России нет каких-либо замет­ных успехов на международном рынке радиоэлектроники. Россия первой запустила искусственный спутник Земли, но сегодня у Рос­сии менее 1% международного рынка телекоммуникаций.

Россия первой создала рука­ми Сергея Лебедева в Европе электронный цифровой компью­тер. Но кто покупает российские компьютеры сегодня?!

И еще один пример, он вооб­ще мало известен. Нефтяная ин­дустрия в последние годы пере­жила революцию технологий ги­дроразрыва пласта. Практически никто не помнит, что этот процесс изобрели русские. Я вам могу по­казать научные статьи начала 50-х годов, где русские абсолютно на сто процентов нарисовали процесс гидроразрыва нефтя­ного пласта. С этой технологией никто ничего не сделал.

Я могу продолжать и продол­жать этот список… Почему? Это исключительно важный вопрос! Почему у русских так хорошо по­лучается разрабатывать научные технологические идеи и так пло­хо получается извлекать из них экономическую выгоду?

Ответ кроется не в отсут­ствии талантов или способно­стей у российских инженеров и ученых, отнюдь! Это очень хоро­шие профессионалы. Ответ кро­ется в том, что России не удава­лось выстроить общество, где блестящие достижения граждан могли бы находить выход в эко­номическом развитии. Все руко­водители России со времен ца­ризма до нынешних времен по­лагали, что ответ на проблемы модернизации именно в техно­логиях, а не в социоэкономиче­ской среде, которая способству­ет развитию и коммерциализа­ции технологии.

У России очень хорошо по­лучается изобретать, но не раз­рабатывать. Это непонимание очень четко было мне продемон­стрировано несколько лет назад, когда я приехал в Россию с руко­водителями и ведущими учены­ми из Массачусетского институ­та технологий. Многие россияне спрашивали, как им сравняться с MIT в разработке сенсацион­ной научной вещи. И наши уче­ные говорили, что ключ к успеху их института не просто в культу­ре MIT, но и в культуре Бостона и США в целом.

Что это за элементы культуры, которые позволяют идеям разра­батываться и выливаться в ком­мерчески успешные предприя­тия? Это демократическая фор­ма правления, свободный рынок, где инвесторам нужны новые тех­нологии. Защита интеллектуаль­ной собственности, контроль над коррупцией и преступностью, правовая система, где обвиняе­мый имеет шанс оправдать себя и доказать свою невиновность. Эта культура позволяет крити­ческие высказывания, допуска­ет независимость. В ней можно потерпеть неудачу, чтобы попы­таться еще раз.

Вот некоторые из неосязае­мых характеристик инновацион­ного общества. Но русские, с ко­торыми мы говорили, особенно в институтах и университетах, не понимали эти моменты. Они про­должали задавать конкретные во­просы по конкретным технологи­ям... Наконец, уставший от этих вопросов ректор MIT господин Райф повернулся к своему рос­сийскому визави и сказал: «Вам нужно молоко без коровы!»

В настоящий момент руково­дители России пытаются прове­сти модернизацию. К сожале­нию, в русле своих предшествен­ников, царей и советских руково­дителей, они пытаются отделить технологии от социополитиче­ских систем... Они запрещают демонстрации, подавляют поли­тических оппонентов.... Они пе­рекашивают правовую систему в своих целях...

Модернизация, к сожалению, означает для них получение но­вых технологий при отказе от экономических и прочих прин­ципов, которые эти технологии продвигают и доводят до успеха в других местах. Им нужно моло­ко без коровы. И до тех пор пока остается эта политика, научный гений русских людей, которых я так уважаю, останется экономи­чески нереализованным.

Ставка на скорость, концентрацию и культурные особенности

Интересно, что сразу после ПМЭФ-2016 в прошедшем ию­ле на ВДНХ, состоялся Форум Агентства стратегических ини­циатив, которое отметило свое пятилетие. Самым известным детищем АСИ является Нацио­нальный рейтинг инвестицион­ной привлекательности регио­нов. За эти годы Агентство под­держало более 200 проектов раз­ных направлений. Часть из них была представлена на выставке форума, которую посетил Вла­димир Путин. На заседании экс­пертного совета, он сказал, что «АСИ задумывалось как площад­ка, куда представители бизнеса, гражданского общества прихо­дили бы со своими проблема­ми и со своими проектами, что­бы вы помогали каждому, кто хочет заниматься созидатель­ной деятельностью, реализовы­вать свои планы и идеи». Прези­дент России положительно оце­нил итоги работы АСИ. «Кадры, образование, деловой климат – все это важнейшие элементы глобальной конкурентоспособ­ности России, – сказал он. – И, наверное, самое главное, что вы смогли в хорошем смысле заря­дить многих вокруг себя стрем­лением к позитивным переме­нам». «Имеет место некоторый заметный и позитивный «ожив­ляж» во взаимодействии между госструктурами и гражданским обществом, в частности бизнес-сообществом», – подытожил «вы­ставочный день» президент.

На расширенном заседании экспертного совета АСИ было одобрено пять проектов. Ниче­го прорывного с претензий на «пропуск в будущее» на конкурс не было представлено. Больше всего голосов «за» набрал про­ект «Обследование территорий с помощью беспилотной авиа­ции». Как пошутил один журна­лист, проект «в подмогу Алексею Навальному».

Правда, в этом смысле боль­шую надежду АСИ возлагает на программу мер по формирова­нию принципиально новых рын­ков и созданию условий для гло­бального технологического ли­дерства России к 2035 году, на так называемую Национальную технологическую инициативу (НТИ).

Как заявил гендиректор АСИ Андрей Никитин, «НТИ уже объе­динила тысячи людей – предпри­нимателей и экспертов, ученых и учителей, представителей госу­дарства и общества». Отметив, что «2035 год на горизонте, мы вместе решали, на каких прин­ципиально новых рынках Россия может стать глобальным лидером и что для этого нужно сделать. В 2015 году были разработаны пер­вые дорожные карты по развитию сферы беспилотного транспорта и нейротехнологий».

Директор направления «Моло­дые профессионалы» АСИ Дми­трий Песков на панельной дис­куссии Форума стратегических инициатив обозначил один из основных критериев, который будет определять прогресс НТИ: управление по ценностям (цен­ности важнее целей, люди важ­нее институтов, видение важнее документов). Конкурентным пре­имуществом компаний 2035 го­да станет скорость принятия ре­шений, когда с момента идеи до принятия инвестиционного реше­ния и реализации проекта прохо­дит не год или полгода, а дни или часы; концентрация и разработка конкурентоспособных решений, использующие культурные осо­бенности страны. «Работая в та­кой логике – формируя доверие, делая ставку на скорость, концен­трацию и наши культурные осо­бенности – к 2035 году рынки НТИ и те решения, которые мы вместе сделаем, смогут составить до по­ловины российской экономики», – подчеркнул Дмитрий Песков. Как говорится, дай-то Бог.

Наше будущее: взгляд из регионов

В Форуме стратегических инициатив 21 июля 2016 года приняли участие губер­наторы восьми субъектов РФ, в том числе главы четырех регионов ЦФО. Каким вы ви­дите будущее своего региона в 2025 году и что собираетесь делать для того, чтобы это будущее наступило? Такой вопрос за­дал им гендиректор АСИ Андрей Никитин. Отвечая на этот вопрос губернатор Туль­ской области Алексей Дюмин в основном говорил о человеческом капитале и созда­нии инновационного центра подготовки ин­женерных кадров. Особым направлением в реализации неиспользованного потенци­ала региона он назвал новый тип туризма – военно-промышленный. «У гостей реги­она будет возможность побывать на обо­ронных предприятиях, увидеть, как созда­ется российское вооружение. Сейчас ин­терес к этому колоссальный», – пояснил Алексей Дюмин.

Глава администрации Тамбовской об­ласти Александр Никитин подчеркнул, что в 10-летней перспективе регион сосредо­точится на научно-технологических иници­ативах агропродовольственного сектора. «Заглядывая в будущее, мы должны сосре­доточиться на технологиях глубокой пере­работки сельскохозяйственного сырья, в том числе биологической утилизации от­ходов», – сказал Александр Никитин.

«В контексте программы FoodNet те­ма еды и специализированного питания завоевывает все большую популярность. Создать продукты питания функциональ­ного назначения и персонализированного характера – это огромная задача научно-технологического порядка. И для этого нужны кадры. Тамбовская область может заявить о себе в части имеющегося кадро­вого потенциала», – отметил Никитин.

Тему продовольственной безопасности поддержала губернатор Владимирской области Светлана Орлова. Она отметила, что «регион полностью обеспечивает се­бя молоком и молочной продукцией, мя­сом птицы», а благодаря экономическим санкциям местные производители смогли завоевать большую долю межрегиональ­ных рынков. «Не отменяйте санкции, нам и так хорошо», – с улыбкой сказала Свет­лана Орлова.

Особое положение Владимирской об­ласти как элемента «Золотого кольца Рос­сии» позволило региону возродить ремес­ленничество. Почти все сувениры, кото­рые туристы могут приобрести в городах области, произведены местными худож­никами и ремесленниками. Следующий шаг – полное вытеснение с рынка китай­ских производителей.

Кстати сказать, в интервью, которое вышло накануне ПМЭФ-2016, Андрей Ни­китин признался, что «есть регионы, ко­торые уже понимают, что их основной ре­сурс – это не нефть, не газ и не лес, а лю­ди, которые способны к проактивной де­ятельности». Но «пока что реально начал вкладываться в людей только Татарстан. У них действительно хорошая стратегия развития региона, она связывает привле­чение инвесторов, развитие кадров и ка­чество жизни».


Автор:  Святослав ИВАНОВ


(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений