• Хорошо, что мечтою живет человек…

Хорошо, что мечтою живет человек…

01.06.2016

Не стало крестьянского заступника и летописца Белой России.
Ушел от нас талантливый русский писатель, Леонид Фёдорович Южанинов, автор книг «Цепи Романова» (1991), «Терновый венец» (1994), «Над Вишерой-рекой» (2006), «У обрыва» (2007), «Северный этап» (2007), «Гармонь» (2009), «Лебедь белая» (2010), «Пленник судьбы» (2016) , многих публикаций в журналах «Наш современник», «Слово», «Воин России», «Подъем», «Сибирь», «Огни Кузбасса», «Юнга», «Роман-газете», «Клио».

Оторвавшийся тромб прервал земное бытие прозаика накануне 75-летия. Леонид Южанинов упокоился 21 мая 2016 года в городе Россошь Воронежской области. В черноземные степи его занесла судьба инженера-строителя. В 1971 году Леонид Федорович приехал в Россошь на строительство химического завода, на котором впоследствии работал начальником цеха.

Россошь стала для него скорее местом жительства, а душа его осталась на реке Вишере. О которой он писал : «... Разогнул сапоги - бродни, вошел в холодный поток. Положил на воду букет полевых цветов, будто любимой женщине подарил. И поплыли цветы, развернувшись венком, вниз по течению. А у самого слезы на глазах: река вспоила меня, вскормила, качала на своих упругих волнах, отправила в Большую жизнь».

В короткой автобиографии Леонид Федорович так рассказал о себе :

« Родился я 17 июня 1941 года в селе Редикор Чердынского района Пермской области, в крестьянской семье. Отец погиб на фронте в 1942 году. Воспитывали меня мать, бабушка, да деревенская улица.

С самых первых шагов окружали меня ржаные поля-холмы, ромашковые луга и широкий простор тайги. Низкое северное небо, словно выстиранное непогодой, стлало на землю неяркий синий свет. В пятидесяти метрах от дома вырвавшись из каменных объятий Урала, катила свои воды своенравная Вишера. Зимою два цвета довлели над округой: белый от глубоких царственных снегов, да зелёный от подступающего со всех сторон сказочно-дремучего леса. Старина времён Ермака витала над тесовыми крышами рублёных изб, в логах и тихих проулках родины.После окончания семилетней школы четыре год крестьянствовал в колхозе. Армейскую службу проходил в ракетных войсках, в Туркестанском военном округе.

Демобилизовавшись, работал и учился. Окончил Березниковский вечерний строительный техникум. На стройках Пермской и Воронежской областей прошёл путь от мастера до начальника цеха.

Писать начал поздно. Первый свой рассказ, детский отправил в журнал «Костёр». К своему удивлению, ответ получил с рецензией известного писателя Сергея Довлатова. Он раскритиковал моё сочинение, но отметил хороший язык повествования. А в конце сделал следующее заключение «и всё-таки рекомендую журналу обратить внимание на перспективного автора». Эта неожиданно высокая оценка, своеобразный аванс моему творчеству окрылили меня и поддерживали в самые тяжёлые минуты литературных невзгод.

Первой серьёзной публикацией признаю повесть «Крутые горки», изданную в Воронеже Центрально-Чернозёмным книжным издательством в 1989 году.

Интерес к прошлому страны заставил меня взяться за историю. В результате родились две повести: «Цепи Романова» о суровых нравах во времена царствования Бориса Годунова и «Белая дорога» о Гражданской войне на Восточном фронте и адмирале Колчаке. Положительной рецензией на эти два произведения откликнулся журнал «Москва».

Гражданскую войну 1918-21 годов считаю трагедией русского народа, что и старался показать в романе «Хлеб и кровь»…

Придерживаюсь классической манеры письма и не приемлю литературные «выверты». То, что сейчас бульварно-криминальная литература всплыла наверх – дело временное, уверен, эта пена сойдёт, и люди, как и прежде, будут пить чистую родниковую воду классики.

Судьба никогда не баловала меня, жизнь общества знаю не понаслышке, а изнутри, так как и по сей день живу среди простых людей. «Кто много путешествовал, тот много знает» - говорили древние. Мне пришлось объездить всю страну, всю территорию бывшего СССР, и не «с лейкой и блокнотом», а в силу жизненной необходимости, и пристанищами моими были военные городки, стройки, заводские цеха, рыбные промыслы, колхозы. Накопленный «багаж» - большой, и дай Бог реализовать его хоть наполовину».

В 1994 году Южанинов был участником Всероссийского совещания писателей баталистов-маринистов в Москве, а в 1999 – научной конференции «История белой Сибири» в Кемерово, в 2001 году – научной конференции «Российская государтвенность и культура на рубеже эпох» в Перми».

Почему именно жанр исторической литературы стал главным для писателя?

«Как я пришел к этому? Трудно объяснить», - рассказывал Леонид Федорович. - «Наверное, это заложено во мне с детства. Судьба словно сама подталкивала меня к написанию исторических вещей, организовывала встречи с очевидцами давних событий. Когда я коснулся архивов, меня очаровал адмирал Колчак. Александр Васильевич привлек меня не только своей непоколебимой любовью к Родине, беззаветным служением России, но и личными качествами: мужеством, бесстрашием, талантом, честностью и порядочностью. Так получилась повесть «Белая дорога», исторические портреты - «А. В. Колчак - Верховный правитель России», «Адмирал Колчак», роман «Хлеб и кровь» (о гражданской войне на Урале). Как уроженец Чердынского края, который во все времена был местом ссылки, я не мог не написать о О. Э. Мандельштаме (повесть «Северный этап»), К. Е. Ворошилове (очерк), М. Н. Романове (повесть «Цепи Романова»).

А толчком к написанию первого исторического произведения послужило следующее... Во время посещения Чердынского краеведческого музея меня поразил один экспонат - кандалы. Они поразили не столько своей необычностью, громоздкостью, сколько тем, что цепи и кольца их не были ржавыми, а матово блестели. И вот тут-то гид рассказала мне жуткую историю заточения и гибели боярина Михаила Никитича Романова, дяди первого русского царя из рода Романовых. Услышанное так потрясло меня, что я больше ничего не мог смотреть и вышел из музея на улицу, на мороз. Все мысли были о несчастном узнике, невинно загубленном. С тех пор эту историю я не мог забыть. Жестокость, с какой расправлялись с людьми во времена правления Бориса Годунова, угнетала: практически Михаил Никитич был заживо погребен.

Несправедливость, издевательства властей и стрельцов над жителями Ныробки не давали покоя. Прежде чем взяться за написание, я изучил все, что мне было доступно, от Белдыцкого и краеведческой литературы до Карамзина и Соловьева. Историческая канва в повести у меня в основном выдержана: дата, место действия, исторические события и т.д. Остальное - художественный вымысел. Исторические личности, крестьяне деревни Ныробки существовали на самом деле, их имена известны, но и только. Мне пришлось их «оживить», очеловечить. Жен, детей, матерей крестьян пришлось выдумать, так же как вогул и других лиц».

В последние годы Леонид Федорович, несмотря на проблемы со здоровьем, упорно работал над новыми произведениями. В феврале 2016 года в читальном зале Межпоселенческой библиотеки им. А. Т. Прасолова в Россоши состоялась презентация новой книги члена Союза писателей России Леонида Южанинова «Пленник судьбы». Это автобиографическое повествование о становлении личности молодого человека 60-х годов. Леонид Федорович описал свою армейскую молодость. Служить ему пришлось в ракетных войсках, как раз в пору их создания. После армии главный герой Алексей Северцев побывал на Камчатке, где проявились главные его человеческие качества – верность, порядочность, трудолюбие и готовность прийти на выручку товарищу. Все это присуще в полной мере и самому Леониду Южанинову. Есть в новой книге рассказы и даже стихи.

Хотя стихи Леонид Южанинов называл своими ранними опытами, «баловством» у него есть строчки воистину золотой пробы. Опять же о покинутой уральской родине:

Высоко, высоко синева небосвода,
Далеко, далеко дорогие места.
Снится мне по ночам
северянка-природа,
Что-то нежно забытое шепчут уста.
Полететь бы туда в сенокосную пору
И упасть с высоты в луговую копну,
И отдаться во власть голубому
простору,
И поверить, поверить блаженному сну.
Там над речкою светлой монашенка-ива
Тихо шепчет молитвы, грустя обо мне,
И полощутся ветви в купели залива,
И качаются листья на тихой волне.

Хорошо, что на свете есть небо
и солнце.
Хорошо, что мечтою живет человек.
Из далекого детства мне светит оконце
В отчем доме, с которым расстался
навек...

…С Леонидом Федоровичем мы познакомились в пору моего редакторства в воронежском еженедельнике «Берег». Тогда я с удовольствием публиковал рассказы Южанинова на «литературной странице» газеты. Встречались мы не так часто. Все-таки Россошь от Воронежа далековато. Но каждый раз наши встречи были душевными и интересными для обоих. Недаром в 2009 году на подаренной мне книге «У обрыва» Леонид Федорович сделал надпись с многозначительным отточием: «на память о «Береге»…» Когда я работал уже в издательстве ИПФ «Воронеж» то курировал выход книги Южанинова «Гармонь». В ней меня поразил рассказ «Дети Золушки» о мальчике из уральской деревни, дедушку которого посадили по доносу за слова, сказанные против политики Сталина. В дни, когда пришла весть о смерти вождя, мальчик тайком разбивает камнем портрет Сталина , висящий на клубе. А на следующий день в школе была торжественная линейка, где «Зоя Петухова, длинная угловатая семи­классница с комсомольским значком на плоской груди, с испуган­ным белым лицом, прочла стихи», которые заканчивались так: «И даже на самой далёкой звезде Слышна будет песнь о великом вожде!»

А далее следует эпизод, который меня лично без всяких лишних слов убеждает, что Леонид Южанинов по-настоящему талантливый большой русский писатель:

«Придя домой, спрашиваю мать:

- Как-то жить-то будем? Пропадем без Сталина-то!

Мать удивленно посмотрела на меня, долго думала, словно собиралась с силами, твердо ответила:

- Не пропадем! Жили люди до него, будут жить и после. Хуже не будет, хуже некуда. Дожили до ручки, ни на себя, ни под себя, что в девках завела - износила, а купить не за чо. Хлеб ростим, а едим лебеду да лесной мох вперемешку с ржаным охвостьем. А наш-от хлебушко уминают горожана с американской тушенкой. Вот и посуди! Выходит, колхозники нашему государству - пад­черица, а горожана - любимая дочь.

- Как Золушка! - вставляю я.

- Кака ишшо Золушка? - не понимает мать.

- Да сказка такая французская, я тебе читал.

- А, помню. Все мы хрестьяна - золушки, да только спасать нас некому. Может, и отыщется отважный человек – выручит. Мир не без добрых людей. Скоко ж можно маяться? Просвет должон быть».

Я думаю, мало, кто из русских прозаиков так пронзительно и с такой болью заступился за русского крестьянина, на костях которого построено величие страны Советов. Мне это близко еще и потому, что я тоже родом из деревни, и знаю наверняка, как жилось в сталинском колхозном раю.

Внешне Леонид Федорович был человеком негромким, даже тихим. Но знал себе цену. В разговоре всегда искреннем, без всяких лишних церемоний спустя некоторое время за кажущейся внешней слабостью всегда прорывался неистовый мощный темперамент человека с железной волей. Доверительно он рассказывал мне и о своей личной жизни. Часто жаловался, что потерял контакт с дочерью. Она вместе с матерью заболела главной болезнью века сего, сребролюбием. Считала Леонида Федоровича неудачником, неспособным зарабатывать. Будучи в разводе, Леонид вынужден был проживать в одной квартире с бывшей женой. И в этом семейном кошмаре он находил в себе силы писать пронзительную прозу. Какие отношения у него были с родными в последние годы, я не знаю. Но как сказал мне по телефону россошанский поклонник таланта писателя, поэт и художник, Борис Таранцов, на похоронах и жена и дочь искренне скорбели об ушедшем. Возможно, с Божьей помощью они помирились…

Как сказал Борис Иванович, на похоронах присутствовало человек 20-30 россошанцев. Заведующий отделом культуры райадминистрации зачитал телеграмму из Воронежа. Прощальное слово сказал известный россошанский поэт Виктор Беликов. Виктор Васильевич отметил яркий, сочный язык прозы Южанинова, глубинное чувство Родины, сыновье отношение к родной природе, особенное чувство сострадания к маленькому простому человеку.

По мнению Таранцова, Леонид Южанинов - писатель масштаба всероссийского. Кстати, Борис Иванович не разделяет убеждений Южанинова, его пиетета перед героями Белой России, Таранцов по-прежнему верен красным героям Гражданской войны. Он не был другом писателя, но правда выраженная покойным в книгах покорила Бориса Ивановича. Преданный читатель Южанинова, Таранцов считает, что Леонид Федорович очень сильный прозаик не только Черноземья. Прозу Южанинова Борис Иванович ставит в один ряд с прозой Шукшина и Шолохова. «Когда читаешь его книги,- сказал о творчестве Леонида Федоровича Борис Таранцов, - то перед глазами возникают картины. Если отталкиваться от сказанного Чеховым, что «словам должно быть тесно, а мыслям просторно», то у Южанинова и между словами – простор, образы, краски! Настоящий писатель, поэт и художник должен в совершенстве владеть всеми пятью чувствами восприятия, но – в десятикратном размере, в отличии от обыкновенных людей. Так вот, у Южанинова это владение есть! Оттого так свежа, так хороша и искренна его проза». С ним согласна и известная поэтесса из Старой Калитвы Россошанского района, автор очерка об атамане Колесникове, Светлана Ляшова. По ее мнению Леонид Южанинов очень глубокий, настоящий писатель, которых мало.

А какова фабула произведений Южанинова, владение сюжетной линией! По мнению Бориса Таранцова все произведения Леонида Южанинова так и просятся на экран. Но Бог так рассудил, что попал Леонид Федорович по словам Таранцова в «глухую дыру черноземную, в хохляцкий угол» далекий от киностудий.

Но будем надеяться, что романы и повести писателя обязательно будут экранизированы. Я почему-то верю, что в посмертной жизни Леониду Федоровичу, много пострадавшему и передумавшему, много потрудившемуся на ниве русского слова, удастся не только вернуться на родину и « упасть с высоты в луговую копну». Обязательно сбудутся и другие его творческие мечты, не реализованные при жизни.

А в Россоши между тем, собираются отпраздновать его день рождение, его 75-летие, которое наступит 17 июня.



Автор:  Святослав ИВАНОВ


(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений