• Откажемся ли мы от наследия барона Кёне?

Откажемся ли мы от наследия барона Кёне?

10.04.2017

Воронежская Общественная палата обещает провести общественные слушания по вопросу новой символики региона

Для тех, кто читал наши бе­седы с заслуженным изо­бретателем РСФСР, семиотиком, руководителем Воронежского регионального общественного движения «Наследие предков» Виктором Николаевичем Глущен­ко («Камни вместо чернозёма» и «Российская символика на фран­цузском щите?») и согласился с его аргументаций, есть хорошие новости. 27 января 2017 года на заседании совета Общественной палаты Воронежской области III созыва под председательством Нели Валерьевны Пономарёвой в числе других вопросов повестки дня, обсуждались и обращения движения «Наследие предков» с предложением обсудить и пред­ставить в качестве законодатель­ной инициативы в Воронежскую областную Думу проект нового закона «О символах и символике в Воронежской области». По ито­гам обсуждения решением сове­та было поручено председателю комиссии по взаимодействию с военными, правоохранительны­ми и административными орга­нами власти Виктору Меснян­кину до 1 апреля 2017 года ор­ганизовать и провести по проек­ту закона «О символах…» обще­ственные слушания. Однако Мес­нянкин не выполнил это поруче­ние. В разговоре с нами он ска­зал, что категорически против та­ких слушаний на базе палаты, что якобы подготовлено другое ре­шение совета, которое сторон­никам Глущенко предлагает со­брать в свою поддержку 400 ты­сяч подписей… Правда, прото­кол другого решения никто так и не увидел. А недавно замести­тель председателя Обществен­ной палаты Воронежской обла­сти Любовь Шевлякова пообе­щала Виктору Глущенко, что об­щественные слушания всё-таки состоятся и не далее как в мае 2017 года. Так что будем наде­яться, что решение уж точно бу­дет выполнено.

Как сосуд стал кувшином?

Вкратце напомним, что пред­лагает Виктор Николаевич Глу­щенко поменять в гербе Воро­нежской области: французский геральдический щит на русский гербовый, развернуть само изо­бражение, чтобы берег правый (где исторически возник Воро­неж) и на гербе был справа, а не слева, в описании использовать сосуд, а не кувшин, сосуд поло­жить на чернозём и зеленя, а не на крупные камни (вкупе с други­ми повторяющимися элемента­ми Глущенко полагает, что в ны­нешнем гербе зашифровано чис­ло зверя 666), использовать ла­зоревый цвет небес и золотое поле, символизирующий уро­жай зерновых, а не красный цвет крови славян, пролитой на полях сражений… От орлов, держащих щит, стреляющих пушек лучше всего отказаться совсем.

При всём том, что Виктор Ни­колаевич уделяет, на наш взгляд, много внимания цифрам. Глав­ный пафос его идей – создать, по его выражению, достоверную символику региона, органично вытекающую из особенностей и истории Воронежского края, не может не разделять всякий не­равнодушный воронежец.

В поддержку инициативы Вик­тора Глущенко предлагаем не­большой обзор. Первый воро­нежский герб, Воронежского на­местничества был утверждён 21 сентября (почему бы этот день не отмечать как местночтимый праздник?) 1781 года. Вот его описание: «Щит разделён над­вое: в золотом поле двуглавый орёл, а в красном поле опро­кинутый сосуд, из которого ис­текает река Воронеж». Следу­ющий герб Воронежской губер­нии в окончательной редакции был утверждён через 100 лет. Прежде чем напомнить читате­лям его описание, расскажем о так называемой гербовой рефор­ме барона Кёне и о нём самом.

Бернгард Карл (в Рос­сии – Борис Васильевич) Кёне (4/16.7.1817, Берлин – 5.2.1886, Вюрцбург, Бавария) родился в семье тайного государствен­ного архивариуса, берлинского еврея, принявшего реформат­ское вероисповедание. В 1845 году Кёне поступил на русскую службу, помощником началь­ника Первого отделения Импе­раторского Эрмитажа. Ушлого иностранца отличало «искатель­ство», стремление заручиться поддержкой значительных фи­ур чиновного мира и вскоре Кё­не организовал Археологическо-Нумизматическое общество в Пе­тербурге (позднее Русское Архе­ологическое общество). При этом Кёне старался поначалу не допу­скать на заседаниях докладов на русском языке (только на фран­цузском и немецком, хотя изда­ние «Записок» общества осущест­влялось на французском, немец­ком и русском языках), и лишь по­сле того как в общество вступил этнограф и археолог Иван Петро­вич Сахаров (1807-1863), русский язык был восстановлен в своих правах. В 1850 году Кёне был пе­ремещён во Второе отделение Эрмитажа (картинная галерея) и одновременно поступил на служ­бу в департамент Герольдии Пра­вительствующего Сената. В июне 1857 года Кёне становится управ­ляющим Гербовым отделением при департаменте и возглавляет всю практическую работу в обла­сти российской геральдики. Кё­не в течение последующих лет на­чал масштабную геральдическую реформу, стремясь унифициро­вать и придать системность кор­пусу российских родовых и тер­риториальных гербов путём при­ведения их в соответствие с пра­вилами европейской геральди­ки. Кёне принадлежит также и ав­торство чёрно-жёлто (золотого)-белого государственного россий­ского флага, решённого в цветах главной фигуры и поля щита рос­сийского государственного герба (чёрный орёл в золотом поле).

Летом 1858 года в Стокголь­ме Кёне обнаружил древнерус­скую монету и поспешил интер­претировать её как монету кня­зя Олега. Сенсация вскоре лоп­нула, при этом Кёне отстаивал свою правоту в оскорбительном тоне и его научное реноме было испорчено.

В 1862 году Кёне было дозво­лено стать бароном. По мнению многих, скорее всего, предпри­имчивый нумизмат просто купил права на это. В начале царство­вания Александра III, в июне 1883 года барона отчислили из соста­ва коронационной комиссии. В апреле того же года он, получив отпуск, уехал за границу «на ле­чение», где и умер. Чтобы понять, как к барону Кёне оносилось рус­ское просвещённое общество, следует привести четверости­шие из так называемой «Архео­логической оды» Е.Е. Люценко, написанной в 1878 году:

Берлинский партикулярист,

Шпион по иностранной части,

Как самозванный геральдист

Добился он на службе власти…

Почему в гербах губерний не нашлось места собственным территориальным коронам?

А теперь, надеемся, будет по­нятно, как и почему появился но­вый герб Воронежской губер­нии, утверждённый 23-го сентя­бря 1881 года. Вот его описание: «Вчервлёном щите золотая го­ра, исходящая с правого бока щита, на которой серебряный кувшин, изливающий такую же воду. Щит увенчан Император­скою короною и окружён золо­тыми дубовыми листьями, сое­динёнными Андреевскою лен­тою». (Александровская лента – муаровая лента красного цвета. Является орденской лентой орде­на Святого Александра Невского Российской Империи, от которого и получила своё название.)

Современный геральдист Ми­хаил Медведев считает, что ре­форма Кёне городской и провин­циальной геральдики отчётливо перекликалась с наполеоновской. «Кёне хотел отразить специфиче­ски российские особенности; но он запечатлел лишь бюрократи­ческое понимание города и про­винции – не как лица или тем бо­лее корпорации, а как звена кор­поративной системы. Это можно было бы счесть хорошей карика­турой на российскую ситуацию, но это был плохой портрет!»

Чтобы понять, какую традицию поддерживают создатели совре­менного герба Воронежской об­ласти (утверждён 5 июля 2005 года), напомним его описание: «Вчервлёном поле – выходя­щая справа сложенная из зо­лотых крупных камней гора, на склоне которой – опроки­нутый серебряный кувшин, изливающий серебряную во­ду. Щит увенчан золотой им­ператорской короной. Щито­держатели – серебряные воз­девшие крылья и простираю­щие их от щита орлы с червлё­ными языками, золотыми ла­пами и клювами. Подножие – положенные накрест два золо­тых пушечных ствола, из жерл которых исходит червлёное, окружённое серебряным ды­мом пламя. Снизу и по сторо­нам пушечные стволы окруже­ны двумя золотыми дубовыми ветвями, соединёнными че­ренками накрест под центром щита и расходящимися вниз и в стороны, и обвиты двумя лентами ордена Ленина».

Чтобы совсем всё стало яс­но, заметим, что геральдиче­ская служба на протяжении по­следних семи-восьми лет рас­сылала на места в целях гераль­дического просвещения регио­нов России методические реко­мендации, отговаривая субъекты РФ от оформления современных гербов по «шаблону Кёне». В том числе геральдическое ведомство поясняло, что при проведении гербовой реформы 1857 года «в гербах губерний не нашлось ме­ста собственным территориаль­ным коронам; их место заняла императорская корона, означав­шая, что все губернские власт­ные институты имеют основание лишь в верховной, центральной власти… Сегодня в гербах субъ­ектов Российской Федерации, обладающих собственными ор­ганами государственной власти, абсолютно неуместна импера­торская корона». Об остальных неуместностях в гербе региона, надеюсь, мы поговорим на обще­ственных слушаниях.


Автор:  Святослав ИВАНОВ


(Голосов: 5, Рейтинг: 5)

Комментарии

0
romansc
Хорошая - годная статья. Не хватает только иллюстраций (гербы города разных эпох).
Да и просьба к модераторам - введите функцию Сtrl+Enter, чтобы можно было отправлять данные об ошибке в тексте. Например, нахожу опечатку, выделяю её, далее нажимаю Сtrl+Enter и информация об ошибке отправляется в редакцию!

Спасибо за материал,
с уважением,
Роман
Имя
Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений