• Предчувствие планетарной войны

Предчувствие планетарной войны

18.10.2016

На фоне черной тучи, нависшей над миром, на фоне сирийской трагедии, отодвигаются на вто­рой и третий планы все другие темы, кроме таю­щей на глазах границы между миром и грядущей войной народов, которая либо заденет нас, ли­бо накроет с головой, но мимо не пройдет. По су­ти, мы стоим на грани великой межцивилизаци­онной бойни, для которой правила не писаны. А где пройдет линия фронта – совершенно не ясно. Никому – ни генералам, разрабатывающим пла­ны операций и просчитывающим сценарии ис­требления противника, ни политикам, которые завели в тупик свои народы, но спишут внутрен­ние проблемы на большую войну, ни обывате­лям, которых потчуют заведомо недостоверной информацией.

Где пройдет фронт войны миров?

Сирия – опытный полигон ис­пытаний на прочность не столько самих сирийцев, жизни которых для геостратегов стоят не доро­го, а полигон для всех государств. По сути, это тест на верность сю­зерену: кто с нами (круг васса­лов), кто против нас (круг «изго­ев»). Такое разделение – одно из главных условий существования однополярного мира, в котором все должны выбрать свой путь.

А выбор у всех народов и госу­дарств небольшой – простая раз­вилка.

Одна дорога – накатанный и скоростной путь моноцивилиза­ционного развития, который ве­дет к обществу без этнокультур­ной самобытности, если не счи­тать фольклорных субкультур и торговлю сувенирами. Для того чтобы подавить культурную па­мять поколений, убить инстинкт самосохранения, который есть у каждой локальной цивилизации, используется инструмент, назван­ный насаждением толерантности. Объектом принудительного пере­воспитания становится большин­ство, которое цепляется за тра­диции, за семейное устройство, за веру отцов, за любовь к бы­лому отечеству. Для того чтобы большинству было легче порвать с прошлым, его погружают в мир реализованной антиутопии – в «ужастик наяву», в новый Содом. Обезумевшим матерям и отцам, которым запрещено называть­ся так, поскольку сами эти слова оскорбляют чувства извращенных меньшинств, уже не до суверени­тетов и не до соблюдения тради­ций, быть бы живу, да на свободе, да со своими детками...

Другая дорога – мир непохо­жих локальных цивилизаций, су­ществующих столетиями и тыся­челетиями, но далеко не монолит­ных изнутри. Внутренние проти­воречия, как трещины, ослабля­ют древние конструкции, а семе­на моноцивилизации, попадая в узкие трещины и щели, раскалы­вают цивилизационные моноли­ты, которые могли бы стоять до конца времен. И первое, что лег­че всего откалывается от единого монолита, – политическая и фи­нансовая элита. Это «отслоение» происходит тем быстрее, чем вы­ше доля компрадорского капита­ла и чем значимее его влияние на политическую верхушку. Правя­щий класс незаметно отходит от носителей цивилизации – от соб­ственных народов, о чем очень хо­рошо писал Александр Панарин, называя это процесс «бегством элит» или проще – предатель­ством. Но грань между предатель­ством и верностью становится не­заметной и даже неразличимой, поскольку противостояние элит и народов маскируется под «борьбу прогресса с дикостью».

Но худший сценарий – это пря­мое столкновение между цивили­зациями. В этом случае ненависть между народами становится то­тальной и потому фатальной, не­излечимой. Признаки прибли­жения именно такой войны тоже налицо: по чьему-то наущению христиан убивают повсеместно и ежечасно, выжидая, смогут ли они объединиться, вернув себе с верой отцов былую силу и мощь. А они, наследники великих христи­анских культур, не могут вернуть себе ни веру, ни мощь, ибо нахо­дятся под гнетущим игом евро- мультикультурализма. Их давно заперли в «открытом обществе», открытом для любого зла и поро­ка, но, судя по всему, все более закрытом для духовного просве­щения.

Когда-то в Таиланде мне пока­зали цветок, который называется «Смерть европейцу». Он расцве­тает в самый жаркий и неперено­симый сезон. Становление пост­христианской псевдоцивилиза­ции в рамках ЕС и всего Запада, псевдоцивилизации, глумящейся над верой христиан, – это и есть цветок смерти. А приставка «пост» в реальности означает не «после», а «вместо».

Почему мы станем к 2020 году толерантнее на 85 процентов?

Думаю, именно в контексте на­ступающей войны цивилизаций следует осмыслить федеральную целевую программу «Укрепление единства российской нации и эт­нокультурное развитие народов России (2014 – 2020 годы)».

С одной стороны, дело хо­рошее: более важной цели, чем межэтнический мир внутри стра­ны, для России нет, особенно с учетом надвигающейся миро­вой катастрофы. В программе очень много интересных сужде­ний и здравых оценок. Здесь лю­бое продвижение надо поддержи­вать: с нуля начинают...

Но хвалить программу все же не хочется. Причина – не только теоретическая эклектика, харак­терная для коллективных трудов такого рода. Ее полезно почи­тать, но не тем, кто хочет загля­нуть в грозное завтра, а тем, ко­го интересует представление са­мой власти о том будущем, кото­рое она, наконец, учится плани­ровать. Увы, пока только учится и всего лишь на шесть лет. Буду­щее народов РФ в этом горизон­те весьма радужно, поскольку к 2020 году «уровень толерантно­го отношения к представителям другой национальности составит 85 процентов». Смущает одно: я ничего не понял, не понял даже, хорошо это или плохо – 85. Поче­му не 87 или 94?

Мы привыкли уважать власть, но доверять – увольте... Мешает еще одно: как верить нашим заме­чательным политикам и чиновни­кам, которые уже так много разру­шили и еще так мало построили? Обещают они много хорошего. К примеру, заложить, как Петр Пер­вый в свое время, новую Акаде­мию наук или соорудить, как это было в СССР, новую и лучшую в мире систему образования – уже, правда, не народного (слово не­заметно выпало и потерялось), но якобы доступного, как и раньше. А на деле? Все то же: демонтаж, распил, рейдерство (это о круше­нии Академии) или имитация обу­чения и бурная интернет-торговля ЕГЭнутыми знаниями и диплома­ми, если говорить о школе.

И уж совсем трудно читать про­грамму тем, кто хоть что-то слы­шал о сценарном политическом планировании, кто догадывается, что в таком планировании главное – не нарисованные проценты, а эффективно работающие инсти­туты, которых наша национальная политика уже много лет лишена, хотя только они могут быть ре­альной основой сплочения граж­данской нации. Именно институ­ты национальной политики Рос­сийского государства разруше­ны до самого основания. Это и упраздненная Палата Националь­ностей – высокое собрание луч­ших представителей всех наро­дов страны, облеченных высшей властью – парламентской. Се­годня межнациональные вопро­сы обсуждаются либо кулуарно, в кругу чиновников и олигархов или чиновников-олигархов, либо по­просту – на улицах и с поножов­щиной... В том же ряду и ликвиди­рованное на корню Министерство национальностей, которое дела­ло национальную политику если и не лучше (без парламентского представительства ее реанима­ция немыслима), то хотя бы не­много прозрачнее. В новой про­грамме есть все, что нужно, кро­ме главного плана – возвращения демонтированной и потерянной национальной политики.

Теперь несколько слов о том, какие цели и конечные результа­ты выделены в качестве основ­ных. Конечных результатов все­го два. Первый – повысить «долю граждан, положительно оценива­ющих состояние межнациональ­ных отношений» до 65 (?) процен­тов. А второй результат уже упо­минался – поднять «уровень толе­рантного отношения к представи­телям другой национальности» на пресловутые и дутые 85 процен­тов... Есть, конечно, и менее зна­чительные запланированные ре­зультаты, но не менее странные, например, утверждение о том, что «численность участников ме­роприятий, направленных на эт­нокультурное развитие народов России и поддержку языкового многообразия, составит 305 тыс. человек». По всем прогнозам их должно быть 519 тысяч и 574 че­ловека... Но и это будет похоже на правду, если не считать меро­приятиями «площадные» акции, не проплаченные из нашего фе­дерального бюджета... Коммен­тировать все эти прожекты не бе­русь (абсурд выше логики).

А поднять уровень толерантно­сти просто: граждане давно при­нюхались к коррупции на высших этажах власти и на нижних тоже – в рядах несистемной оппози­ции. Чем не терпимость? Привы­кнут и к межэтническим разбор­кам в русской глубинке, и к ново­изобретенному правилу: больше получит не тот человек или на­род, кто не создает проблем для соседей и не терроризирует боль­шинство, а тот, кто создает самые больные проблемы и терроризи­рует. Сталину приписывалось вы­ражение «нет человека – нет про­блем». Плохой принцип, не спо­рю. Однако не намного лучше со­вершенно другой принцип, на ко­тором строится нынешняя нацио­нальная политика государства – «нет проблем – нет человека»... Еще раз просмотрел программу – об этом ни слова, ни намека, как и об отсутствующих базовых ин­ститутах.

И последнее: толерантность – дело, может быть, и хорошее, но темное. Именно она, как уже гово­рилось в первой части, стала при­крытием самоистребления чело­веческой цивилизации. Именно этим словом называют культ на­силия над большинством, покло­нение всем мыслимым и немыс­лимым порокам, отказ от тради­ций, в том числе от той великой традиции взаимного уважения между народами России, кото­рая веками держалась на нетер­пимости ко злу и вероотступни­честву. Мы как-то незаметно ста­ли терпимыми ко всему. Уже ни­кто не ропщет на отсутствие нор­мальной, нефальсифицирован­ной еды, даже детского питания, и контроля за ее производством. Толерантны! Никто не возмуща­ется дефицитом честности – тех же честных выборов: непостижи­мые игры с осуждением мнимо­го или реального ворюги и его вы­движением на один из высших по­стов в государстве – это честно? Все привыкли к приватизации не только СМИ, но и самой информа­ции о жизни в стране и за ее рубе­жами. А главное – никто уже не ве­рит в пробуждение обычного сты­да, который должен сдерживать лютующих хозяев мира, которы­ми возомнили себя и приватиза­торы России. Сдерживать от раз­жигания социальной вражды, по­рождающей вражду этническую, а следовательно, и межцивилиза­ционные конфликты, способные в любой момент перерасти в гло­бальную войну...

Неужели притерпелись и к страху?..

Но самое невероятное в этом сюжете заклю­чено в том, что авторы программы, говоря о фор­мирования «уникальной нации россиян», даже не вспомнили об украинцах и белорусах, а также о других народах империи, расколотой на потеху русофобам в Беловежской пуще... Как ни горь­ко об этом говорить, но власть, судя по всему, предлагает нам склеить из того, что осталось, совершенно новую нацию граждан – по образ­цу прочих наций-новоделов, без культурной па­мяти и долга перед предками, но зато в строгом соответствии с границами, которыми нас обре­зали два десятилетия назад. Возможно, ответ на вопрос о причинах такого эксперимента лежит на поверхности: кому-то из тех, кто строит но­вую Россию, очень понравился опыт британцев в Африке (может быть, именно они, бриты, и стро­ят?). Напомню, что когда-то англичане провели границы-клеточки на карте Африки, превратив обычную географическую карту в политическую и склеив по своему усмотрению нации из афри­канских племен. Разделяй и властвуй в свое удо­вольствие...




(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений