• «Все жалобы рассмотрены мои…»

«Все жалобы рассмотрены мои…»

26.01.2015

Имя поэта-песенника Михаила Василье­вича Исаковского, лауреата Государ­ственной премии, Ге­роя Социалистиче­ского Труда, кава­лера четырех орде­нов Ленина, нераз­рывно связано с Ве­ликой Отечественной войной, 70-летие по­беды в которой мы будем праздновать в этом году. 

Язы­ком Исаковского го­ворит с нами народ- победитель в мину­ты великой радости и великой скорби. Но не все знают, что свою главную пес­ню «Катюшу» Исаковский написал еще до войны. Впервые «Катюша» прозву­чала 28 ноября 1938 года в Москве, в Колонном зале Дома Союзов на пер­вом концерте Госу­дарственного джаз- оркестра под руко­водством Кнушевиц­кого. Исполняла эту песню Валентина Ба­тищева. После это­го «Катюшу» запела вся страна, а через год песня перешаг­нула границы СССР. Не только «Катюша», но и такие песенные шедевры Исаковско­го, как «Дайте в руки мне гармонь», «Враги сожгли родную хату», «Летят перелетные птицы», «Одинокая гармонь», «Ой, цве­тет калина», «Пше­ница золотая», дав­но стали народными. Их поют, часто не зная, кто автор. И не это ли самая вы­сокая награда для поэта, сумевшего выразить душу своего народа.

«Где все пути терялися в тумане…»

Михаил Исаковский родил­ся 19 января 1900 года в дерев­не Глотовка Ельнинского уезда Смоленской губернии. Из три­надцати его братьев и сестер вы­жило пятеро. Позже он написал о своем детстве: «Я вырос там, сре­ди скупых полей,//Где все пути те­рялися в тумане,//Где матери, ба­юкая детей,//О горькой доле пе­ли им заране». Нужда была та­кая, что экономили даже лучинку и поэтому по вечерам не зажига­ли огней. Скудная земля не мог­ла прокормить семью, поэтому отец Михаила, Василий Назаро­вич, после уборки урожая, в по­исках заработков исходил чуть ли не всю Смоленщину, Белорус­сию, дошел даже до Петербурга. Пока ему не удалось устроиться почтальоном в соседней деревне Оселье. Каждую неделю он ездил с почтой на станцию Павлиново и нередко брал с собой в поездку сына. Благодаря газетам и жур­налам, которые привозил с почты отец, и с помощью местного свя­щенника Миша научился читать и писать. И таким образом сделал­ся чуть ли не единственным гра­мотеем на всю округу. Из окрест­ных деревень приходили к нему крестьяне с просьбой написать для них письма своим родным и близким. Это были первые «ли­тературные произведения» деся­тилетнего мальчика. Писал он, по отзывам сельчан, «хорошо, склад­но и, главное, «жалостливо».

Осенью 1910 года в волост­ном селе Осенье, в полукиломе­тре от Глотовки, открылась на­чальная земская школа, куда Ми­хаил был принят сразу во второй класс. Но ходить в школу ему бы­ло не в чем, поэтому Михаил про­сидел целую зиму на печке. К то­му же мальчик с детства страдал болезнью глаз, плохо видел даже с первой парты. На помощь при­шла учительница Екатерина Сер­геевна Геранская. Она прислала мальчику полный комплект учеб­ников за второй класс, и тот стал заниматься дома. С осени 1911 года он смог ходить в школу и окончил ее круглым отличником весною 1913 года.

Стихи Михаил на­чал писать еще в школе. Два стихот­ворения по прось­бам учителей он прочел на вы­пускном экзамене в присутствии священника и земского началь­ства, входивших в экзаменаци­онную комиссию. Одно из сти­хотворений называлось «Святой». Успех был полный. Мальчика за­метили. В 1914 году, когда Иса­ковский с помощью учителей го­товился к вступительным экзаме­нам в четвертый класс гимназии, одно из его ученических стихот­ворений «Просьба солдата» бы­ло напечатано в московской га­зете «Новь». Без ведома автора оно было послано одним из учи­телей.

В частную гимназию Ворони­на в Смоленске Исаковский попал благодаря протекции члена Ель­нинской земской управы, ведав­шего народным образованием в уезде, Михаила Ивановича Пого­дина, внука известного историка. На собственные средства он от­вез одаренного подростка к вра­чам в Смоленск, а затем устро­ил его в гимназию, выхлопотав в Ельнинской земской управе сти­пендию – 20 рублей в месяц. Кро­ме того, мальчику материально помогали учителя А.Васильева, А. Тарбаева и В. Свистунова.

Новый человек

В смоленской гимназии Иса­ковский проучился два года, и осенью 1917 года перевелся в ельнинскую гимназию – побли­же к дому. Однако семья терпе­ла большую нужду, и он оставил гимназию, уйдя из шестого клас­са. Революцию семнадцатилет­ний Михаил Исаковский принял радостно. Стал учителем началь­ной школы, а затем был избран в сельский волостной Совет по­мощником секретаря.

Осенью 1918 года Михаил вступил в ВКП(б). Конечно, он не любил старую жизнь. И об этом писал: «И оттого из наших дере­вень, где нищета орудует безбож­но, уходят все, кому уйти не лень, уходят все, кому уйти возможно». Но и при новой власти слишком «идейным» Исаковский не был: «Я ж любил под этим небом чистым шум берез и мягкую траву. И за то отсталым коммунистом до сих пор в ячейке я слыву».

Молодого члена партии чуть не забрали в ЧК, но потом направи­ли на журналистскую работу. В на­чале 1919 года Исаковский редак­тор уездной газеты в Ельне.

В 1921 году Исаковский был переведен на работу в смолен­скую губернскую газету «Рабо­чий путь», где на различных долж­ностях он проработал десять лет. В том же 1921 году в Смоленске вышли первые сборники стихов Исаковского «По ступеням вре­мени», «Взлеты», агитационная поэма «Четыреста миллионов» и книга лозунгов «Борьба с голо­дом» – «Боевые лозунги дня», соз­данная по заданию губкома пар­тии. В 1926 году Исаковский, бу­дучи редактором газеты, помога­ет своему молодому талантливо­му земляку А. Твардовскому. В это время Исаковский был избран се­кретарем правления смоленско­го отделения Российской ассо­циации пролетарских писателей (РАПП). В эти же годы поэт, с тре­вогой за родную сторонку, зада­ет неудобные вопросы: «Где ж за жизнь великая борьба? – //Жда­ли мы и не дождались нови. // Оттого-то каждая изба //Хмурит так соломенные брови». А в сти­хотворении «Любимый край» Исаковский, глядя на «забытые дворы», кон­статирует: «Извела хозяи­на нужда,//И от доли злой и неуемной //Убежал хо­зяин навсегда – //Поис­кать удачи черноземной».

В 1927 году вышла в Москве книга стихов Исаковского «Про­вода в соломе», которую разгро­мил критик А. Лежнев. Однако за молодого поэта вступился Мак­сим Горький. «Михаил Исаков­ский, – написал он, – не деревен­ский, а тот новый человек, кото­рый знает, что город и деревня – две силы, которые отдельно одна от другой существовать не могут, и знает, что для них пришла пора слиться в одну необоримую твор­ческую силу...»

В 1930 году был издан сборник стихов «Провинция», в 1931 году – «Мастера земли». Получивше­го известность поэта перевели в Москву на должность редакто­ра журнала «Колхозник». В 1934 году в Смоленске выходит сбор­ник «Вдоль да по дороге, вдоль да по Казанке», которую поэт сопро­водил специальным пояснением: «Эта книга сложилась в результа­те повседневного участия в рабо­те газеты политотдела Московско- Казанской железной дороги «Же­лезнодорожный пролетарий», на страницах которой и печатались собранные здесь стихи...»

От поэзии к песне

Московская жизнь на первых порах была нелегкой. Настоя­щая известность, а с нею отно­сительное материальное благо­получие пришли к поэту, когда по всей стране запели его пес­ни «Дан приказ ему – на запад, ей – в другую сторону», «Прово­жание», «И кто его знает», а также знаменитую «Катюшу». Поэтом- песенником он сделался случай­но. Его стихотворение «Вдоль деревни» хор имени Пятницкого взял из школьной хрестоматии и положил на музыку. Затем песня пришла в деревню, где ее запели. Позже автор встретился с руково­дителем хора, который попросил дать ему еще что-нибудь. Исаков­ский предложил ему стихотворе­ние: «Дайте в руки мне гармонь, золотые планки». А вскоре появи­лась и песня «И кто его знает».

Первые две строчки «Катюши» были написаны в самом начале 1938 года. Но дальше работа за­стопорилась. Что дальше делать с Катюшей, которая вышла на «вы­сокий берег на крутой» и запела песню, автор не знал, пока вес­ной в редакции газета «Правда» не встретился с композитором Матвеем Исааковичем Бланте­ром. Исаковский передал ему на­чатую «Катюшу» и забыл об этом. А композитор, летом того же года, встретившись с Михаилом Васи­льевичем, сказал, что музыку «Ка­тюши» он написал, что песня вро­де бы получилась, но необходимо дописать слова. Что и сделал Иса­ковский, после чего песня начала покорять мир.

Годы Великой Отечественной войны Исаковский провел в эваку­ации в Чистополе. А в начале де­кабря 41-го года появились об­ращенные к немцам такие стро­ки поэта: «Уже отходную запел вам ветер на тысячи различных голосов, уже мороз выходит на рассвете командовать парадом мертвецов...» В эвакуации Иса­ковский написал знаменитые пес­ни «В прифронтовом лесу», «Ой, туманы мои, растуманы», «Ого­нек», «Где ж вы, где ж вы, очи ка­рие», «Лучше нету того цвету», ко­торые в 1943 году были удостое­ны Сталинской премии.

Вынашивая стихи, Исаковский никогда себя не понукал, не ста­вил себе сроков. Специально он писал стихи для фильма Ивана Пырьева «Кубанские казаки». На­писанные совместно с Исааком Дунаевским две песни из филь­ма «Ой, цветет калина...» и «Ка­ким ты был, таким остался...» ста­ли всенародно известными и лю­бимыми. Песни живут отдельно от полузабытой картины «Кубанские казаки».

Сразу после войны Исаков­ский начинает работу над поэ­мой «Сказка о правде», о хожде­ниях русского мужика Савелия по свету в поисках правды и счастья и о том, что настоящая Правда не красива, а «сурова, горька» – по­тому и забыта всеми. В 1946 году, когда «Сказка» была уже законче­на, было признано упадническим одно из вершинных стихотворе­ний поэта «Враги сожгли родную хату...». После этого публиковать «Сказку» Исаковский не решил­ся. Она увидела свет через четыр­надцать лет после смерти поэта в журнале «Знамя» (№ 10,1987 г.). А в 1960 году, когда Марк Бернес от­важился исполнить запрещенную песню во Дворце спорта в Лужни­ках и глуховатым голосом прочел вступление «Враги сожгли родную хату. Сгубили всю его семью», че­тырнадцатитысячный зал встал и стоя дослушал песню до конца.

Рассеялись несчастья…

Летом 1971 года в больнице одновременно оказались Исаков­ский и Твардовский. Оба они были в тяжелом состоянии. В декабре 1971 года Твардовский умер.

Исаковский пережил друга на полтора года. Его не стало 20 ию­ля 1973 года. Он похоронен в Мо­скве на Новодевичьем кладбище. Судя по всему Исаковский, уми­рая, был доволен прожитой жиз­нью и был спокоен за судьбу стра­ны. В одном из последних стихот­ворений «Никто мне в детстве не дарил игрушек» он признался: «С тех пор как взвился жаркий стяг Советов, //Все жалобы рассмо­трены мои… И все мои несча­стья и ненастья //Давно прошли. Рассеялись давно». Поэт уверен, что если ему удалось «сбросить» лет 20-25, то «в Державе Дружбы и Согласья» «великое сверше­нье великих дел» он «мог бы уви­дать!» По нашим расчетам, если бы судьба подарила Исаковско­му эти годы, он бы угодил как раз в лихие 90-е…


Автор:  Святослав ИВАНОВ


(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений