• Воплощение национальной славы

Воплощение национальной славы

27.08.2014

К 170-летию со дня рождения И.Е. Репина

«Кто знаменитейший из русских ху­дожников?» – ответ будет один: Ре­пин! Его имя приходит первым», – писал о Илье Ефимовиче один из критиков. – Наша память и мысль подсказывают его прежде всего. Он – воплощение национальной славы русской живописи. Он самый полно­мочный из ее представителей. В об­щенародном сознании это Русский Ху­дожник, с двух заглавных букв». И, дей­ствительно, картины Репина это целые миры, пережившие их создателя и живу­щие своей самостоятельной жизнью.

Из церкви в академию

Выдающийся русский живо­писец Илья Ефимович Репин ро­дился 5 августа 1844 года в не­большом городке Чугуеве Харь­ковской области, в семье воен­ного поселенца.

Грамоте и арифметике обучился у местных пономаря и дьякона. Затем занимался в то­пографической школе. Рано об­наружив склонность к рисова­нию, с 13 лет начал учиться жи­вописи у иконописца И.М. Буна­кова. Авскоре вся округа заказы­вает у него работы. В 15 лет И.Е. Репин вместе с артелями иконо­писцев и ремесленников работал по подряду в сельских церквях.

Осенью 1863 года получив деньги за работу в Сиротинской церкви, Репин на «свой страх и риск» отправился в Петербург. Вначале учится в рисовальной школе на Бирже, где знакомит­ся с И.Н. Крамским, который ста­новится его наставником. Затем поступает в Академию художеств, где с самого начала обучения де­лает серьезные успехи. В 1865 го­ду Репин получил звание свобод­ного художника. Ав 1869 году по­лучает свою первую серьезную награду – Малую золотую медаль, за картину «Иов и его друзья».

В 1870 году отправляется в пу­тешествие по реке Волге, дела­ет зарисовки и эскизы, на основе которых создает картину «Бурла­ки на Волге», по заказу великого князя Владимира Александрови­ча. Работа над картиной длилась три года. Выставленная в марте 1873 года картина «Бурлаки на Волге» сразу обратила на себя внимание как одно из примеча­тельных явлений русского изо­бразительного искусства. «Ни­когда еще горькая судьба вьюч­ного людского скота не предста­вала перед зрителем на холсте в такой страшной массе, в таком громадном пронзительном ак­корде. Что за людская мозаи­ка со всех концов России», – пи­сал В.В. Стасов. О картине поя­вилось много статей в периоди­ческой печати. Имя Репина ста­ло широко известным.

Следующая награда худож­ника – Большая золотая медаль, за картину «Воскрешение доче­ри Иаира». Помимо медали Ре­пин получает право на шестилет­нее обучение за границей, в Ита­лии и Франции. Это завершаю­щий этап его художественного образования.

Возвращение в Россию про­исходит в 1876 году. В 1882 го­ду художник переезжает в Санкт-Петербург, где становится дея­тельным членом Товарищества передвижных художественных выставок и, по сути, является ли­дером реалистичной школы жи­вописи. За какие-нибудь десять – двенадцать лет Репин создает большинство своих наиболее из­вестных произведений. Особое место в творческой биографии художника занимает серия работ, посвященных революционной те­ме. В картинах «Отказ от испове­ди» (1879-85), «Не ждали» (1884), «Арест пропагандиста», (1880-92) тема эта воплощена с неви­данной масштабностью и смело­стью. В центре образов – борец с самодержавием, героически непреклонный, но в то же время трагически отчужденный от окру­жающей его человеческой сре­ды. Чрезвычайно важную часть репинского наследия составля­ют и его портреты.

Последние годы в «Пенатах»

В 1887 году покидает товари­щество. Передвижники, считает он, зациклены на себе и не хотят видеть в своих рядах новых участ­ников. В этом же году он разво­дится со своей женой В.А. Шев­цовой. Этот брак подарил ему сы­на и трех дочерей. В 1893-м Ре­пин становится действительным членом Академии художеств. В 1894-1907 годах он – профессор-руководитель мастерской, а в 1898-1899 – ректор Академии.

В 1899 году Илья Ефимович второй раз женится на писатель­нице Н.Б. Нордман, покупает зе­мельный участок в поселке Куок­кала (Финляндия), строит усадь­бу и называет ее «Пенаты». Вли­яние Н.Б. Нордман не стимули­ровало творчества Репина. В 900-х годах его высказывания и поступки начинают приобретать странный характер. Всем памят­но увлечение Репина сеном и его горячая пропаганда этой «лучшей для человека пищи». Одновре­менно пришло и увлечение танца­ми и плясками, «повышающими чувство пластики». М.Н. Толстая с ужасом рассказывала о плясовых оргиях под граммофон, которые чета Репиных устраивала по но­чам в Ясной Поляне над комнатой Льва Николаевича, не знавшего, как дождаться отъезда этого явно «рехнувшегося человека».

До революции Репин отрица­тельно относился к Николаю Вто­рому, называл его «гнусным вар­варом». Однако после революции, в 1918 году, Репин пишет картину «Быдло империализма». Для Репи­на «быдло» – глубоко развращен­ное существо», усвоившее спо­собность «хищничать по-волчьи, подхалимствовать, но быстро приходить к расправе над свои­ми господами, если они ослабева­ют…» Попытки Советского прави­тельства вернуть Репина в СССР не удались. Резко отрицательно Репин относился к реформе рус­ской орфографии 1917–1918 гг. Замена «ять» на «е» в его фами­лии создавала предпосылки воз­можности прочтения Репин (через «ять») как Репин, что буквально его бесило. И когда в «Пенаты» после 1918 года стали приходить пись­ма, адресованные Репину, худож­ник с негодованием возвращал их финляндским почтальонам, ука­зывая на конверт: «Никакого Ре­пина здесь не живет!»

Умер Репин в преклонном воз­расте, 29 сентября 1930 года. Сожженная фашистами усадьба «Пенаты» восстановлена и пре­вращена в мемориальный му­зей И. Е. Репина, открытый 24 июня 1962 года. Музей Репина в украинском Чугуеве был создан в 1969 году.

Величайшая сила жизни. К истории создания картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»

В 1878 году Репин от украин­ского историка услышал рассказ о турецком султане и запорож­цах, который ему безумно по­нравилась. В 1667 году было за­ключено соглашение с поляками о тринадцатилетнем перемирии. По этому договору Левобереж­ная Украина стала принадлежать России, а правобережная оста­валась у Речи Посполитой. Пра­вобережная Украина заключила мир с Турцией. Но этого не хотело большинство казаков, и они про­должали совершать набеги на ту­рецкие поселения и караваны. И в 1675 году турецкий султан предъ­явил запорожцам ультиматум:

«Я, султан и владыка Блиста­тельной Порты, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и на­местник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилон­ского, Иерусалимского, Велико­го и Малого Египта, царь над ца­рями… повелеваю вам, запорож­ские казаки, сдаться мне добро­вольно и без всякого сопротивле­ния и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться.

Султан турецкий Мухаммед IV.»

Казаки же написали султану в ответ: «Ти, султан, чорт турец­кий, i проклятого чорта брат i то­варищ, самого Люцеперя секре­тарь. Якiй ты в чорта лыцарь, коли голою сракою ежака не вбъешь. Чорт высирае, а твое вiйско по­жирае. Не будешь ты, сукiн ты сыну, сынiв христiянських пiд со­бой маты… От так тобi запорожцi виcказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Теперь кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мiсяц у небi, год у кнызи, а день такий у нас, який i у Вас, за це по­целуй в сраку нас!

Пiдписали: Кошевой ата­ман Иван Сирко Зо всiм кошем Запорожськiм»

Летом 1880 года Репин совер­шает со своим любимым учени­ком Валентином Серовым, увле­кательное путешествие на дне­провские пороги, в те самые ме­ста, где некогда была Запорож­ская Сечь. Из этой поездки он привозит несколько альбомов с зарисовками оружия, костюмов, посуды. Но одной поездки было недостаточно. В 1888 году Репин едет на Кавказ и на Кубань, где с упоением пишет потомков пе­реселившихся сюда с Днепра за­порожцев. Бывая в деревнях За­порожья, Репин жадно слушал рассказы местных жителей про дедов-сечевиков.

Работа над «Запорожцами бы­ла художнику в радость. Отвле­каясь на другие работы, он неиз­менно возвращался к ней и ра­ботал с упоением. «Ну и народец же!– писал он В. В. Стасову.– Не­даром про них Гоголь писал, все это правда! Чертовский народ! Никто на всем свете не чувство­вал так глубоко свободы, равен­ства и братства!»

Над «Запорожцами» Репин ра­ботал в общей сложности три­надцать лет. Картина была уже в основном закончена, а художник все вносил да вносил в нее изме­нения. Переходя в дальнейшем от эскиза к картине, Репин пишет ее первый вариант, принадлежа­щий ныне Харьковскому государ­ственному музею изобразитель­ных искусств.

После всех исправлений «За­порожцы» впервые появились на юбилейной выставке работ Ре­пина в 1891 году, устроенной в Академии художеств по случаю двадцатилетия творческой де­ятельности художника. Картина была горячо принята зрителя­ми. «Всмотритесь попристаль­нее,– писал рецензент газеты «Новости».– Это право насмеш­ки над грозным и могуществен­ным султаном куплено кровью, куплено бесчисленным количе­ством героических смертей и де­яний. Нужна великая отвага в ду­ше, великое, смелое сердце, что­бы так искренне смеяться в та­кую минуту». Особенно мастера хвалили за то, что он сумел пе­редать тончайшие нюансы смеха – от чуть заметной улыбки писа­ря до раскатистого хохота Тараса Бульбы – все они переданы Ре­пиным с совершенным мастер­ством художника-психолога.

Наряду с похвалами раздава­лись и отдельные порицавшие Репина голоса.

Особенно возмущен был Ре­пин замечаниями одного крупно­го художника, сравнившего хохо­чущих запорожцев с кутилами из ресторана Палкина. «Он не пони­мает и не верит в запорожцев,– жаловался Репин Стасову.– Он забыл, что до учреждения этого рыцарского народного ордена наших братий десятками тысяч угоняли в рабство и продавали, как скот, на рынках Трапезонта, Стамбула и других турецких го­родов. Так дело тянулось долго, была даже установившаяся цена на славянина и на немца (немец ценился дороже). И вот выдели­лись из этой забитой, серой, ру­тинной, покорной, темной сре­ды христиан – выделились сме­лые головы, герои, полные му­жества, героизма и нравствен­ной силы. «Довольно,– сказали они туркам,– мы поселяемся на порогах Днепра и отныне – разве через наши трупы вы доберетесь до наших братьев и сестер». И ес­ли Вы вспомните, что даже в по­следний свой поход в Крым Сер­ко вывел оттуда до 6000 пленных христиан».

После шумного успеха на не­скольких выставках в России и за рубежом (Чикаго, Будапешт, Мюнхен, Стокгольм) картину в 1892 году за 35000 рублей купил сам император Александр III. По­сле революции она оказалась в собрании питерского Русского музея.


Автор:  Иван СЛАВИН


(Нет голосов)

Комментарии

Текст сообщения*
 Защита от автоматических сообщений